06.03.2018

PostHeaderIcon 1.Сознание.2.Вы пьёте воду.3.Гравитацию могут создавать странные вспышки…4.Почему на Земле 6 континентов?5.Происхождение Млечного пути.6.Червоточины, «кротовые норы».

Сознание: рожденное или приобретенное?

В одной из статей о нейробиологии младенческого сознания несколько лет назад был поставлен вопрос: «Когда ваш ребенок становится сознательным?». Предпосылкой, конечно же, было то, что дети не рождаются с сознанием, а вместо этого развивают его в определенный момент. Согласно статье, это возраст пяти месяцев. Тем не менее трудно представить, что нет такого чувства — быть новорожденным.
Очевидно, что новорожденные чувствуют свои собственные тела, окружающую среду, присутствие родителей и так далее — хотя и в нерефлексивной, ориентированной на настоящее, форме. И если бы было некое ощущение себя как ребенка, тогда дети не становились бы сознательными. Они были бы с сознанием изначально, осознавали бы свое начало.
Проблема в том, и это немного пугает, что «сознание» часто используется в литературе как нечто, подразумевающее что-то большее, чем просто качество опыта. Дейкстерхуис и Нордгрен, например, настаивали на том, что «очень важно понимать, что внимание — это ключ к различию между бессознательной мыслью и сознательной мыслью. Сознательная мысль осмысляется с вниманием». Из этого следует, что если мысли не свойственно внимание, она бессознательна. Но достаточно ли отсутствия внимания, чтобы утверждать, что мыслительному процессу недостает качественного опыта? Не будет ли такой процесс, ускользающий из фокуса внимания, все-таки как-то ощущаться?
Сейчас вы дышите: воздух проходит через ваши ноздри, через вашу диафрагму и так далее. Разве вы замечали это мгновением ранее, до того, как я обратил ваше внимание? Или вы просто не знали, что постоянно это ощущаете? Привлекая ваше внимание к этим ощущениям, сделал ли я их сознательными или просто заставил вас чуть более качественно понимать, что эти ощущения были сознательными?
Джонатан Скулер установил четкое различие между сознательными и метасознательными процессами. В то время как оба их типа влекут за собой качественный опыт, метасознательные процессы также влекут за собой то, что он назвал «ре-репрезентацией», повторным представлением, перепредставлением, даже переосмыслением. «Периодическое внимание уделяется явной оценке содержания опыта. Получающееся в результате этого метасознание включает явное перепредставление сознания, в котором некто интерпретирует, описывает или иным образом характеризует состояние своего ума».
Поэтому когда внимание играет важную роль, речь идет о перепредставлении; то есть о сознательном знании опыта, лежащем в основе самоанализа. Субъекты не могут сообщать — даже самим себе — переживания, которые не подвергаются перепредставлению. Тем не менее ничто не мешает сознательному опыту появляться без перепредставления. У снов, например, нет перепрезентации, несмотря на тот факт, что они постигаются в сознании. Этот разрыв между сообщаемостью и содержимым сознания привел к появлению так называемых «безотчетных парадигм» в современной нейробиологии сознания.
Очевидно, предположение о том, что сознание ограничено переосмысленным ментальным содержанием в фокусе внимания, ошибочно связывает метасознание с собственным сознанием. Но это заблуждение чрезвычайно распространено.
Поскольку изучение нейронных коррелятов сознания (NCC) в целом полагается на субъективные сообщения о переживаниях, то, что проходит через NCC, может быть просто нейронными коррелятами метасознания. Таким образом, потенциально сознательная мыследеятельность — в смысле активности, коррелирующей с качественным опытом — может уклоняться от признания как такового.
Исследования показали, что добиваясь прогресса в решении «твердой проблемы сознания», мы, по сути, ее обходим: механизмы метасознания совершенно не связаны с проблемой того, как качественный опыт возникает из физического восприятия.
Возможно, сознание никогда не появляется — у детей, младенцев, карапузов или взрослых — потому что оно может всегда быть им присуще. Насколько разобрались ученые, возникает лишь метасознательная конфигурация существующего ранее сознания. Если это так, сознание может быть фундаментальным по своей природе — неотъемлемым аспектом каждого психического процесса, а не свойством, созданным или каким-то образом порожденным конкретными физическими конструкциями в мозге. Заявления, основанные на субъективных переживаниях, которые сводят наличие сознания к физиологии мозга, могут не иметь ничего общего с сознанием, но многое — с механизмами метасознания. По материалам Scientific American.

_____________________________________________________________________________________________

Вы пьёте воду.

Кипячение делает воду более безопасной для здоровья. Казалось бы, это утверждение не вызывает сомнений, но нынешняя экологическая ситуация вносит свои коррективы. Согласно широкомасштабному исследованию, проведенному группой ученых, ежедневно вместе с питьевой водой мы потребляем и пластик. Причем касается это не только бутилированной воды, как можно было бы подумать, но и воды «природной».
Если о том, откуда берется пластик в воде в бутылках, пояснять вряд ли нужно, то вот с природными источниками все куда интереснее! Как известно, пластик разлагается несколько сотен лет, а это значит, что пакет, выброшенный, скажем, 50 лет назад, уже «отдал» часть себя природе. Куча свалок с одноразовой посудой, пластиковыми бутылками, целлофаном и другими изделиями из пластика ежегодно постепенно разлагаются, попадая в почву, а оттуда и в воду. Причем сжиганием пластикового мусора тут не спастись: едкие пары и продукты горения выпадают в виде осадков вместе с дождем.
Согласно исследованиям ученых, более 80% всей питьевой воды, пробы которой взяты на пяти континентах, содержат вредные токсичные частицы пластика. Таким образом, с каждым выпитым стаканом воды человек выпивает и синтетические вещества, которые, перевариваясь, оказывают крайне негативное воздействие на организм. Причем размер этих частиц может показаться несущественным (менее 0,1 микрометра), но при норме потребления 2-2,5 литров воды в день за год пластика «набегает» немало. Продукты переработки пластика, попадая в организм, могут вызвать сбои в работе эндокринной системы, ухудшение состояния кожи, волос, ногтей и работы внутренних органов. Но и это не самое страшное: кипячение воды лишь усугубляет ситуацию. Дело в том, что под воздействием высоких температур пластик выделяет кучу токсинов, которые невозможно отфильтровать обычными методами. По материалам: hi-news.ru

_____________________________________________________________________________________________

Гравитацию могут создавать странные вспышки в квантовом мире.

Как примирить два столпа современной физики: квантовую теорию и гравитацию? Один или оба должны уступить и сдаться. Новый подход говорит, что гравитация может вытекать из случайных флуктуаций на квантовом уровне, что делает квантовую механику фундаментальнее из этих двух теорий. Два наших основных объяснения реальности утверждают, что квантовая теория управляет взаимодействиями наименьших частиц материи. Общая теория относительности же касается гравитации и крупнейших структур во Вселенной. С тех пор, как Эйнштейн создал свою знаменитую теорию, физики пытались преодолеть разрыв между ними, но безуспешно.
Частью проблемы является знание того, какие нити каждой теории имеют фундаментальное значение для нашего понимания реальности.
Один из подходов к согласованию гравитации с квантовой механикой заключался в том, чтобы показать, что гравитация на самом фундаментальном уровне уходит в неделимые кусочки – кванты, подобно тому как электромагнитные силы вытекают из квантов под названием фотоны. Но этот путь к теории квантовой гравитации оказался непроходимым.
И вот Антуан Тиллой из Института квантовой оптики Макса Планка в Гархинге, Германия, попытался добраться до гравитации, изменяя стандартную квантовую механику.
В квантовой теории состояние частицы описывается ее волновой функцией. Волновая функция позволяет рассчитать, например, вероятность нахождения частицы в том или ином месте при измерении. До измерения неизвестно, существует ли частица, и если да, то где. Реальность, судя по всему, создается актом наблюдения, который «разрушает» волновую функцию.
Но квантовая механика не определяет, что такое это измерение или наблюдение. Например, нужен ли в таком случае сознательный агент – человек? Проблема измерения приводит к парадоксам вроде кота Шредингера, в котором кот может быть одновременно и жив, и мертв в коробке, пока кто-нибудь не откроет коробку и не заглянет в нее.
Одним из решений таких парадоксов является так называемая модель GRW, которая была разработана в конце 1980-х годов. Она включает «вспышки», которые являются случайными спонтанными коллапсами волновой функции квантовых систем. Результат точно такой же, как если бы проводились измерения, но без очевидного наблюдателя.
Тиллой модифицировали эту модель, чтобы показать, как она может привести к теории гравитации. В этой модели, когда вспышка разрушает волновую функцию и заставляет частицу оказываться в одном месте, она создает гравитационное поле в этот момент в пространстве-времени. Массивная квантовая система с большим числом частиц демонстрирует множество вспышек, а вместе с тем и флуктуации гравитационного поля.
Оказывается, что в среднем от этих флуктуаций можно было бы ожидать гравитационного поля, вытекающего из теории гравитации Ньютона. Этот подход к объединению гравитации с квантовой механикой называется полуклассическим: гравитация вытекает из квантовых процессов, но остается классической силой. «Нет никаких причин игнорировать этот полуклассический подход, в котором гравитация остается классической на фундаментальном уровне», говорит Тиллой.
«В принципе, мне нравится эта идея», говорит Клаус Хорнбергер из Университета Дуйсбург-Эссен в Германии. Но он отмечает также, что нужно решить другие проблемы до того, как этот подход станет серьезным претендентом на объединение всех фундаментальных сил, лежащих в основе законов физики, в больших и малых масштабах. Например, модель Тиллоя может быть использована для получения гравитации, описываемой теорией Ньютона, но математикам еще предстоит определить, будет ли она эффективно описывать гравитацию в рамках общей теории относительности Эйнштейна.
Тем не менее его модель делает прогнозы, которые можно проверить. Например, она прогнозирует, что гравитация будет вести себя по-разному в масштабах атома и на крупных масштабах. Если испытания покажут, что модель Тиллоя соответствует реальности, а гравитация действительно вытекает из коллапсирующих квантовых флуктуаций, это станет важным указанием на то, что теория всего будет включать полуклассическую гравитацию. По материалам: hi-news.ru

_______________________________________________________________________________________________

Почему на Земле 6 континентов?

Ответить на этот вопрос удалось Валерию Трубицыну, заведующему лабораторией теоретической геодинамики Института физики Земли РАН. Он также смог объяснить и нынешнее расположение континентов, исходя из математического моделирования конвекции в мантии. По современным представлениям, мантия состоит из вязкого вещества, нижняя часть которого сильнее разогрета, чем верхняя. Более горячее вещество поднимается кверху, к поверхности планеты, остывает там и вновь опускается вниз — происходит перемешивание в мантии, но не хаотичное, как полагали ранее, а упорядоченное — с образованием конвективных ячеек. Между двумя вращающимися в противоположные стороны ячейками находится либо зона подъема горячего мантийного вещества (срединно-океанические хребты), либо зона спуска охлажденного вещества (зоны субдукции). 
Теоретически если высота ячейки равна приблизительно толщине мантии (2900 километров), то в мантии можно разместить примерно 10 таких ячеек. Но реально в настоящий момент их 8. Поскольку поверхность земли — литосфера — холодная и твердая, то восходящие и нисходящие потоки разбивают ее на плиты. Эти плиты накрывают конвективные ячейки в мантии, вот почему их тоже 8 (семь крупных и одна мелкая — плита Наска). В плиты «вморожены» континенты, сложенные менее плотным веществом, поэтому они не тонут, а движутся (со скоростью несколько сантиметров в год) по ходу вращения ячейку, туда, где мантийный поток опускается, затягивая за собой литосферную плиту. Континенты же, словно люди на эскалаторе, сбиваются в кучку у самого края «лестницы», то есть плиты, перешагивают опасную зону и таким образом всегда остаются на плаву.
Первоначально, более трех миллиардов лет назад, недра планеты были сильно разогреты, конвективных ячеек в мантии было очень много, может быть даже несколько десятков, соответственно столько же существовало над ними плит и континентов. Постепенно все континенты должны были соединиться в единый суперконтинент над тем местом, где мантийный поток самый быстрый и мощный. Такое действительно случалось в истории Земли, последний раз в пермском периоде, 300 миллионов лет назад, когда образовался гигантский материк — Пангея. Прикрывая мантию словно крышка, Пангея стала причиной локального перегрева, мантийное вещество под ней начало подниматься вверх, и в итоге суперконтинент раскололся на несколько частей. Каждая из этих частей со временем заняла место над конвективной ячейкой вместе с литосферной плитой. В данный момент мы наблюдаем последствия распада Пангеи — у нас на земле 6 крупных континентов, а через миллионы лет будет 7, так как Евразия раскалывается на 2 части по линии Байкальского рифта. В будущем континентов может быть и 8, и даже 10, но не более количества конвективных ячеек.

_______________________________________________________________________________________________

Происхождение Млечного пути.

Долгое время считалось, что Млечный Путь формировался постепенно. В 1962 году Олин Эгген, Дональд Линден-Белл и Аллан Сендедж предложили гипотезу, которая стала известна, как модель ELS (ее назвали по начальным буквам их фамилий). Согласно ей, на месте Млечного Пути когда-то медленно вращалось однородное облако газа. Оно напоминало шар и достигало в поперечнике примерно 300 тысяч световых лет, а состояло в основном из водорода и гелия. Под действием гравитации протогалактика сжалась и стала плоской; при этом ее вращение заметно ускорилось. 
Почти два десятилетия эта модель устраивала ученых. Однако новые результаты наблюдений показали, что Млечный Путь не мог возникнуть так, как ему предписали теоретики. 
Согласно этой модели, вначале образуется гало, а потом — галактический диск. Однако в диске тоже встречаются очень древние звезды, например, красный гигант Арктур, чей возраст более десяти миллиардов лет, или многочисленные белые карлики того же возраста. 
И в галактическом диске, и в гало обнаружены шаровые скопления, которые моложе, чем допускает модель ELS. Очевидно, они поглощены нашей Галактикой позднее. 
Многие звезды в гало вращаются в ином направлении, нежели Млечный Путь. Возможно, они тоже находились когда-то за пределами Галактики, но потом были втянуты в этот «звездный вихрь» — словно случайный пловец в водоворот. 
В 1978 году Леонард Сирл и Роберт Цинн предложили свою модель становления Млечного Пути. Ее обозначили как «модель SZ». Теперь история Галактики заметно усложнилась. Еще недавно ее молодость, в представлении астрономов, описывалась столь же просто, как во мнении физиков — прямолинейное поступательное движение. Механика происходящего была отчетливо видна: имелось однородное облако; оно состояло лишь из равномерно разлившегося газа. Ничто своим присутствием не усложняло расчеты теоретиков. 
Теперь вместо одного огромного облака в видениях ученых возникли сразу несколько небольших, причудливо разбросанных облаков. Среди них виднелись и звезды; правда, они располагались лишь в гало. Внутри гало все бурлило: облака сталкивались; газовые массы перемешивались и уплотнялись. Со временем из этой смеси образовался галактический диск. В нем стали возникать новые звезды. Однако и эту модель впоследствии раскритиковали. 
Невозможно было понять, что связывало гало и галактический диск. Этот сгущавшийся диск и реденькая звездная оболочка вокруг него имели мало общего. Уже после того, как Сирл и Цинн составили свою модель, выяснилось, что гало вращается слишком медленно, чтобы из него образовался галактический диск. Судя по распределению химических элементов, последний возник из протогалактического газа. Наконец, момент количества движения диска оказался в десять раз выше, чем гало. 
Весь секрет в том, что обе модели содержат зерно истины. Вся беда в том, что они слишком просты и односторонни. Обе они кажутся теперь фрагментами одного и того же рецепта, по которому был сотворен Млечный Путь. Эгген и его коллеги прочитали несколько одних строк из этого рецепта, Сирл и Цинн — несколько других. Поэтому, пытаясь заново представить историю нашей Галактики, мы то и дело замечаем знакомые, уже читанные однажды строки. 
Итак, все началось вскоре после Большого взрыва. «Сегодня принято полагать, что флуктуации плотности темного вещества породили первые структуры — так называемые темные гало. Благодаря силе гравитации эти структуры не распадались», — отмечает немецкий астроном Андреас Буркерт, автор новой модели рождения Галактики. 
Темные гало стали зародышами — ядрами — будущих галактик. Вокруг них под действием гравитации скапливался газ. Происходил однородный коллапс, как описывает его модель ELS. Уже через 500—1000 миллионов лет после Большого взрыва газовые скопления, окружавшие темные гало, стали «инкубаторами» звезд. Здесь возникли небольшие протогалактики, В плотных облаках газа появились первые шаровые скопления, ведь звезды здесь рождались в сотни раз чаще, чем где-либо еще Протогалактики сталкивались и сливались друг с другом — так образовались крупные галактики, в том числе наш Млечный Путь. Сегодня он окружен темным веществом и гало, состоящим из одиночных звезд и их шаровых скоплений, этими руинами мироздания, чей возраст превышает 12 миллиардов лет.
В протогалактиках было много очень массивных звезд. Не прошло и нескольких десятков миллионов лет, как большинство из них взорвалось. Эти взрывы обогатили облака газа тяжелыми химическими элементами. Поэтому в галактическом диске рождались не такие звезды, как в гало, — они содержали в сотни раз больше металлов. Кроме того, эти взрывы породили мощные галактические вихри, которые разогревали газ и выметали его за пределы протогалактик. Произошло разделение газовых масс и темного вещества. Это была важнейшая стадия формирования галактик, не учтенная прежде ни в одной модели. 
Тем временем темные гало все чаще сталкивались друг с другом. При этом протогалактики вытягивались или распадались. Об этих катастрофах напоминают цепочки звезд, сохранившиеся в гало Млечного Пути со времен «юности». Изучая их расположение, можно оценить события, происходившие в ту эпоху. Постепенно из этих звезд образовалась обширная сфера — видимое нами гало. По мере остывания внутрь него проникали газовые облака. Их момент количества движения сохранялся, поэтому они не сжались в одну-единственную точку, а образовали вращающийся диск. Все это произошло более 12 миллиардов лет назад. Теперь газ сжимался так, как было описано в модели ELS. 
В это время образуется и «балдж» Млечного Пути — его срединная часть, напоминающая эллипсоид. Балдж состоит из очень старых звезд. Очевидно, он возник при слиянии самых крупных протогалактик, дольше всего удерживавших газовые облака. Посреди него оказались нейтронные звезды и крохотные черные дыры — реликты взорвавшихся сверхновых звезд. Они сливались друг с другом, попутно поглощая потоки газа. Возможно, так зародилась огромная черная дыра, пребывающая ныне в центре нашей Галактики. 
История Млечного Пути гораздо хаотичнее, чем считалось прежде. Наша родная Галактика, внушительная даже по космическим меркам, образовалась после череды ударов и слияний — после серии космических катастроф. Следы тех давних событий можно обнаружить и сегодня.
Так, например, не все звезды Млечного Пути обращаются вокруг галактического центра. Очевидно, за миллиарды лет своего существования наша Галактика «поглотила» немало попутчиков. Возраст каждой десятой звезды в галактическом гало — менее 10 миллиардов лет. К тому времени Млечный Путь уже сформировался. Возможно, это — остатки захваченных когда-то карликовых галактик. Группа английских ученых из Астрономического института (Кембридж) во главе с Джерардом Гилмором подсчитала, что Млечный Путь, очевидно, поглотил от 40 до 60 карликовых галактик типа Карина. 
Кроме того, Млечный Путь притягивает к себе огромные массы газа. Так, в 1958 году нидерландские астрономы заметили в гало множество небольших пятен. На поверку они оказались газовыми облаками, которые состояли в основном из атомов водорода и мчались в сторону галактического диска.
Наша Галактика не умерит свой аппетит и впредь. Очевидно, она поглотит ближайшие к нам карликовые галактики — Форнакс, Карину и, может быть, Секстане, а затем сольется с туманностью Андромеды. Вокруг Млечного Пути — этого ненасытного «звездного каннибала» — станет еще пустыннее.

______________________________________________________________________________________________

Червоточины, «кротовые норы»: простейший способ обмануть расстояние.

В научной фантастике червоточины часто используют для путешествий на большие расстояния в космосе. Возможны ли эти магические мосты в реальности? При всем моем энтузиазме, будущее человечества в космосе (и здесь под космосом я имею в виду не Солнечную систему и даже не галактику) выглядит туманным. Мы — мешки с мясом и водой, воды все же больше, а звезды очень и очень далеко. Вооружившись самой оптимистической технологией космического полета, которую только можно вообразить, достичь другой звезды за человеческую жизнь вряд ли удастся.
Реальность говорит нам, что даже самые близкие звезды находятся непостижимо далеко, и потребуется огромное количество энергии и времени, чтобы осуществить путешествие. Реальность говорит, что нам нужен корабль, который каким-то образом сможет продержаться сотни или тысячи лет, за которые будут рождаться поколения и поколения астронавтов, проживать свои жизни и умирать по дороге к другой звезде.
Научная фантастика, с другой стороны, дразнит нас соблазнительными методами продвинутого движения. Врубайте варп-двигатель и смотрите, как звезды проносятся мимо, а путешествие к Альфе Центавра похоже на прогулочный круиз.
Еще проще взять червоточину. Волшебный мост, соединяющий две точки в пространстве и времени друг с другом. Просто определите пункт назначения, подождите, пока звездные врата стабилизируются и двигайтесь. Двигайтесь к месту за пол галактики от вас.
Было бы неплохо. Кто-то точно должен изобрести эти червоточины, проложив — нет, прорубив — для нас дорожку в смелое новое будущее межгалактических путешествий. Откуда же взялись эти червоточины и почему мы до сих пор ими не пользуемся?
Червоточина, известная также как мост Эйнштейна — Розена, представляет собой теоретический метод пронзания пространства и времени так, что можно соединить две точки в космосе вместе. И затем переместиться мгновенно из одной в другую.
Классический пример демонстрации червоточины был показан в фильме «Интерстеллар»: рисуете две точки на бумаге, а затем складываете бумагу и карандашом пронзаете обе точки. Хорошо, на бумаге все понятно, но что с физикой?
Эйнштейн показал, что гравитация не является силой, которая притягивает материю подобно магнетизму, а скорее искривляет пространство-время. Луна думает, что движется по прямой линии через пространство, но на самом деле следует искривленному пути, созданному гравитацией Земли.
Альберт Эйнштейн и физик Натан Розен решили, что можно запутать пространство-время так тесно, что две точки будут разделять одно и то же физическое местоположение. Если вам затем удастся стабилизировать все это, вы сможете осторожно разделить две области пространства-времени так, что они будут в одном месте, но на любом расстоянии друг от друга.
Нырните в гравитационный колодец по одну сторону червоточины и мгновенно окажетесь на другой стороне. За миллионы или миллиарды световых лет. И хотя червоточины теоретически совершенно возможно создать, на практике, из того, что мы знаем на текущий момент, это практически невозможно.
Первая крупная проблема заключается в том, что червоточины непроходимы в соответствии с общей теорией относительности. Вдумайтесь: физика, которая предсказывает эти вещи, не позволяет использовать их в качестве метода транспортировки. Это серьезный аргумент против них.
Второе, даже если червоточины возможно создать, они будут совершенно нестабильны и коллапсируют сразу после образования. Если вы попытаетесь пройти в один конец, вы можете запросто угодить в черную дыру.
В-третьих, даже если они будут проходимы и стабильны, попытка какого-нибудь материала пройти через них — даже фотонов света — может привести к коллапсу.
Впрочем, есть проблеск надежды, поскольку физики до конца не выяснили, как объединить гравитацию и квантовую механику. Это значит, что Вселенная сама по себе может скрывать факты о червоточинах, которых мы пока не понимаем. Существует возможность, что они появились естественным образом как часть Большого Взрыва, когда пространство-время всей Вселенной было запутано в сингулярность.
Астрономы предлагали искать червоточины в космосе, наблюдая за тем, как их гравитация искажает свет звезд за ними. Но пока ничего не нашли.
Существует также возможность, что червоточины появляются естественным образом, подобно виртуальным частицам, которые, как мы знаем, существуют. Только будут чрезвычайно малыми, в планковских масштабах. Вам понадобится маленький космический аппарат.
Одно из самых увлекательных последствий червоточин в том, что их можно использовать для путешествий во времени. Вот как это работает. Во-первых, создайте червоточину в лаборатории. Затем возьмите один конец червоточины, поместите на космический аппарат и летите со скоростью, близкой к световой, так, чтобы сработал эффект замедления времени. Для людей на космическом корабле пройдет всего несколько лет, тогда как на Земле пройдут сотни или даже тысячи лет. Если вам удастся поддерживать червоточину стабильной, открытой и проходимой, путешествовать через нее было бы весьма интересно.
Если вы пройдете в одном направлении, вы не только преодолеете расстояние между червоточинами, но и переместитесь из одного времени в другое. Причем работать это должно в обоих направлениях, туда и обратно. Некоторые физики вроде Леонарда Сасскинда считают, что это не сработает, потому что нарушает два фундаментальных принципа физики: сохранение локальной энергии и принцип неопределенности энергии-времени.
К сожалению, кажется, что червоточины должны оставаться в области научной фантастики в обозримом будущем и, возможно, навсегда. Даже если появится возможность создать червоточину, ее придется поддерживать стабильной и открытой, а также выяснить, как не дать материи в ней коллапсировать. Впрочем, если мы когда-нибудь совершим этот подвиг, вопрос с путешествиями в космосе будет решен.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мой электронный адрес

Если кто хочет со мной связаться, или есть какие то предложение, информации. Об пожеланиях, ошибках и.т.д.. Пишите, вот моя электронная почта:
alavka907@gmail.com

Свежие записи
Март 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев   Апр »
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  
Архивы

Март 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев   Апр »
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031