PostHeaderIcon 1.Лацертида.2.Тайны Млечного Пути.3.На окраинах Млечного пути…4.Хаббл обнаружил вибрирующие галактики.5.Самые старые звезды.

Лацертида.

Лацертиды — мощные источники электромагнитного излучения в ядрах некоторых галактик, ассоциирующиеся со сверхмассивными чёрными дырами. Они характеризуются непрерывным спектром во всех диапазонах электромагнитного излучения (гамма, рентгеновском, ультрафиолетовом, оптическом, инфракрасном и радио). Для них типичны также быстрые и значительные изменения светимости во всех диапазонах спектра за период времени в несколько суток или даже часов. Своё название эти объекты получили от переменного источника BL Ящерицы, который ранее считался переменной звездой, но затем был идентифицирован как ядро эллиптической галактики. Вместе с некоторыми квазарами лацертиды объединяют в класс блазаров.
Основной признак лацертид — высокая переменность блеска, достигающая в оптическом диапазоне 4—5m (то есть стократное изменение светимости). Излучение сильно поляризовано (30—40 %), характер спектра — степенной, что характерно для синхротронного излучения. В спектрах лацертид, в отличие от спектров квазаров, отсутствуют яркие эмиссионные линии, для них также характерно и наличие радиоизлучения.
Спектр слабой туманной оболочки вокруг яркого ядра лацертид имеет линии поглощения и типичен для звёздного населения эллиптических галактик; расстояния, измеренные по красному смещению линий поглощения, оказываются несколько меньшими расстояний до типичных квазаров (для BL Ящерицы красное смещение составляет 0,07, что соответствует расстоянию 280 Мпк).
Лацертидой считается часть ядра галактики Маркарян 501. В 1968 году был обнаружен источник радиоизлучения VRO 42.22.01, обладавший странным радиоспектром. Позже выяснилось, что он также является объектом типа BL Lacertae.

_____________________________________________________________________

Тайны Млечного Пути.

Наша галактика, Млечный Путь, хранит в себе множество загадок. Многие из них, возможно, так и останутся нераскрытыми. 
1. Звезда по имени Солнце.
Температура Солнца остается одной из фундаментальных загадок Галактики. В то время как температура внешней атмосферы звезды превышает миллионы градусов Кельвина, фотосфера (поверхность) Солнца нагрета всего до 5-6 тысяч градусов. Что создает подобную разницу температур? Объяснение дается в виде двух основных гипотез: либо источником солнечной энергии являются процессы, происходящие на его поверхности, а не в недрах, либо существует какой-то механизм или явление, передающие энергию из недр во внешнюю атмосферу, минуя солнечную поверхность. Джеймс Климчук из Центра космических полетов НАСА предполагает, что разница температур может быть объяснена «нановспышками» — скачками температуры во внешней атмосфере Солнца, при этом уточняется, что сила каждого по земным стандартам равна мощности взрыва полутора сотен атомных бомб.
2. Фабрика звезд.
Относительно недавно в Млечном Пути были обнаружены маленькие и древние галактики-призраки. Открытие породило множество вопросов, ответы на которые ученые пытаются найти, в том числе, и при помощи телескопа «Хаббл». Почему в этих тусклых галактиках-карликах так мало звезд? Установлено, что процесс формирования звезд в галактиках начался более 13 миллиардов лет назад, но затем почему-то резко прекратился. По мнению Тома Брауна из балтиморского Научного института изучения космоса при помощи космического телескопа, наиболее вероятным объяснением закрытия «фабрики» по производству звезд в крошечных галактиках может являться процесс реионизации, который начался после Большого взрыва. Маленькая масса галактик сделала их уязвимыми для ультрафиолетового излучения. Его поток лишил «малышей» имеющихся небольших запасов газа, и они не смогли формировать новые звезды.
3. Помощь карлика с окраины.
Несколько лет назад на окраине Солнечной системы астрономы Скотт Шепард и Чадвик Трухильо из обсерватории Джемини обнаружили новую карликовую планету. Она входит в число тысячи удаленных объектов внутреннего облака Оорта, из которого предположительно и сформировалась Солнечная система. Новая карликовая планета, названная «2012 VP113 Байден», — второе тело, обнаруженное на таком большом расстоянии от Солнца. Первой найденной в облаке Оорта планетой стала Седна, которая, кстати, расположена ближе. Открытие новых планет позволяет теоретически предполагать, что во внутреннем облаке Оорта могут существовать и другие объекты, размер которых сопоставим с размерами Марса или даже Земли. Экспериментальные расчеты рождают и еще одну гипотезу: возможно, существует огромная планета, размер которой в десятки раз превосходит размеры Земли.
4. Мы не одиноки?
В апреле текущего года при помощи космического телескопа Кеплер в обитаемой зоне Галактики впервые удалось обнаружить экзопланету. Ее размеры сопоставимы с размерами Земли. Новая планета, на которой потенциально может быть обнаружена жизнь, была названа Кеплер-186F. Год здесь длится 130 дней. По земным меркам на Кеплере достаточно мало солнечного света: в полдень столько же, сколько за час до заката на Земле. По словам директора управления НАСА по астрофизике Пола Герца, будущие миссии НАСА позволят продолжить поиски планет, которые похожи на Землю. К сожалению, Кеплер-186F слишком удалена от Земли. Изучить ее вряд ли удастся при помощи телескопов, не говоря уже об беспилотных миссиях. Однако открытие новой экопланеты вселяет в ученых надежду рано или поздно найти аналог Земли в составе Млечного Пути.
5. Темная материя.
Темная материя – одна из главных загадок Вселенной. Одной из основных проблем доказательства ее существования является структура вещества, в которой не присутствует электромагнитное излучение. Обнаружить темную материю позволяет только гравитационное воздействие, оказываемое на окружающее пространство. Косвенные признаки существования темной материи сегодня получают при помощи альфа спектрометра, находящегося на борту МКС. В частности, не так давно прибор зафиксировал большое количество позитронов, что позволило в очередной раз подтвердить гипотезу о существовании темной материи.
6. Есть ли жизнь на Марсе?
«Марсианская лихорадка» началась еще в конце XIX века. С этого времени ученые снова и снова пытаются доказать, что на красной планете существует жизнь. Одна из последних находок — окаменелые породы, обнаруженные в русле Нила на Марсе. Исследователи считают, что изучаемая местность похожа на ту, что находится в Австралии на Земле, а именно там были обнаружены окаменелости одного из древнейших обитателей нашей планеты. В 2008 году изучить поверхность и горные породы русла Нила должен был марсоход, но это оказалось невозможно в силу разных причин. Всё, что остается пытающимся доказать существование жизни на Марсе ученым сегодня, – это изучать поверхность планеты в этом районе при помощи инфракрасных телескопов.
7. Что ожидает Землю?
Прогноз ученых о том, что столкновения Млечного Пути и соседней галактики Андромеда избежать не удастся, хорошо известен. Правда, астрофизик Роланд ван дер Марелли из балтиморского Института исследования космоса при помощи космического телескопа в 2012 году в очередной раз напомнил землянам, что произойдет катаклизм не ранее чем через 4 миллиарда лет. В настоящий момент Андромеда находится на расстоянии 2,5 миллионов световых лет, но продолжает неумолимо двигаться в сторону Млечного Пути. Ученые предполагают, что после столкновения начнется процесс слияния галактик, который продлится в течение двух миллиардов лет. Форма новообразованной галактики будет похожа на эллипс, при этом ее центр сместится. В результате, как прогнозируют ученые, Солнечная система и Земля могут оказаться под угрозой уничтожения. Остается надеяться, что в этот раз научная гипотеза не подтвердится.

_____________________________________________________________________

На окраинах Млечного пути могут находиться сталкивающиеся черные дыры.

Периферия спиральных галактик, подобных нашему Млечному пути, может быть наполнена сталкивающимися черными дырами огромных размеров и являться важной «охотничьей зоной» для поисков источников гравитационных волн, сообщают исследователи из Технологического института Рочестер, США, в новой научной работе. 
До настоящего времени считалось, что наиболее подходящие условия для популяций черных дыр существуют в небольших спутниковых или карликовых галактиках, где звезды расположены довольно редко, где имеются лишь относительно небольшие количества тяжелых металлов, таких как железо, золото и платина – элементов, формируемых в результате взрывов сверхновых – и низкая эффективность звездных ветров приводит к тому, что звезды теряют с ними лишь очень небольшую часть своей массы. 
В новой работе Суканья Чакрабарти, ассистент-профессор физики Технологического института Рочестер с коллегами показывает, что окраины галактик, подобных Млечному пути, могут быть близки карликовым галактикам по условиям, но с одним большим преимуществом перед последними – крупные галактики проще обнаружить. 
«Содержание металлов во внешних частях дисков спиральных галактик также довольно низкое, поэтому в широких областях в этих зонах можно встретить большие количества черных дыр», — сказала Чакрабарти. 
Более глубокое понимание Вселенной стало возможным теперь, когда ученые могут комбинировать методы гравитационно-волновой астрономии с традиционными измерениями в разных диапазонах электромагнитного спектра. Настоящее исследование показывает, что даже черные дыры, которые имеют настолько большую плотность, что их окрестности не может покинуть ничто – даже свет – являются источниками гравитационных волн и излучения в оптическом диапазоне, испускаемых, конечно, не самой черной дырой, а остатками материи, сохранившимися после звездного коллапса, породившего черную дыру. Источник: astronews.ru

_________________________________________________________________________

 

Хаббл обнаружил вибрирующие галактики.

С помощью космического телескопа «Хаббл» астрономы обнаружили, что самые яркие галактики в скоплениях вибрируют или колеблются относительно центра масс группы. Этот неожиданные результат противоречит предсказаниями, следующими из текущей стандартной модели тёмной материи. С дальнейшим анализом, как говорят исследователи, можно будет лучше понять характер тёмной материи, возможно даже указав на то, что здесь работают новые физические законы. 
Тёмная материя составляет чуть более 25 процентов всей энергии и массы во Вселенной, но её нельзя наблюдать непосредственно. Из-за всего этого эта субстанция стала одной из самых больших загадок в современной астрономии. Невидимые гало неуловимой тёмной материи удерживают галактики друг с другом, создавая галактические скопления. Последние являются огромными кластерами, состоящими из тысяч галактик, погружённых в горячий межгалактический газ. Такие группы обладают очень плотными ядрами, которые содержат самую крупную галактику, называемую ярчайшей галактикой скопления (brightest cluster galaxy, BCG). 
Стандартная модель тёмной материи, так называемая холодная модель, предсказывает, что, как только группа галактик возвращается в «расслабленное» состояние после прохождения катастрофического явления слияния, BCG не перемещается из центра группы. Она остаётся на месте благодаря огромному гравитационному влиянию тёмной материи. 
Теперь же, команда швейцарских, французских и британских астрономов проанализировала десять скоплений галактик, наблюдаемых космическим телескопом «Хаббл», и обнаружила, что их BCG не зафиксированы в центре, как ожидалось. Стоит отметить, что это исследование анализировало архивные данные «Хаббла», которые ранее были собраны для обзоров CLASH и LoCuSS. 
Данные «Хаббла» показывают, что эти центральные объекты колеблются или дрожат вокруг центра масс каждого скопления ещё в течение длительного времени после того, как группа галактик вернулась к спокойному состоянию после слияния. Другими словами, центр видимых частей каждой группы и центр общей массы группы, включая её гало тёмной материи, смещаются на целых 40000 световых лет. 
«Мы обнаружили, что BCG колеблются вокруг центра гало. Это указывает, что вместо очень большой центральной плотности, как предсказано холодной моделью тёмной материи, здесь присутствует намного менее плотная центральная область. Это поразительный сигнал экзотического влияния тёмной материи, находящейся прямо в составе скопления галактик», — Дэвид Харви, астроном из Федеральной политехнической школы Лозанны, Швейцария, ведущий автор работы. 
Колебания BCG можно проанализировать только если принимать скопления галактик как гравитационные линзы. Они настолько крупные, что могут деформировать пространство-время достаточно для того, чтобы исказить свет от более далёких объектов, находящихся позади них. Этот эффект назван сильным гравитационным линзированием, он может использоваться для подготовки карты тёмной материи, связанной с группой, позволяя астрономам понять точную позицию центра масс, а затем измерить смещение BCG от этого центра. 
Если эти колебания не являются каким-то неизвестным астрофизическим явлением, а есть результат поведения тёмной материи, то это входит в противоречие со стандартной моделью. Дело в том, что это явление может быть объяснено только взаимодействием частиц тёмной материи друг с другом, что является сильным противоречием в текущем понимании этой компоненты вселенной. Это может означать, что, чтобы решить эту тайну, потребуется разработка новой фундаментальной физики. 
«Мы ожидаем результатов от других обзоров, таких как Euclid, которые расширят нашу базу данных. Тогда мы сможем определить, является ли колебание BCG результатом нового астрофизического явления или новой фундаментальной физикой». По информации Института исследования космоса с помощью космического телескопа. Источник: theuniversetimes.ru
___________________________________________________________________

Они были первыми: самые старые звезды.

Заглядывая в далекие глубины молодой вселенной, астрономы пытаются понять, как зажигались первые звезды.
Еще лет двадцать назад была известна лишь горсточка галактик старше семи миллиардов лет (этот порог соответствует космологическому красному смещению, превышающему единицу). Некоторые ученые даже открыто сомневались, что столь древние звездные скопления в самом деле существуют в значительных количествах. Устранению этого заблуждения помог случай. В 1995 году руководитель научных программ космического телескопа «Хаббл» Роберт Уильямс попросил у нескольких авторитетных астрономов совета, как лучше всего использовать ту долю обсервационного времени, которой он распоряжался по своему усмотрению. Часы горячих споров ни к чему не привели. И тогда кто-то предложил просто направить телескоп в любую точку небесной сферы и «просверлить там дыру максимальной глубины» (именно в таких выражениях). 
Эта идея оказалась на редкость плодотворной. В рамках нового проекта HDF (The Hubble Deep Field) орбитальная обсерватория более десяти суток наблюдала участок небесной сферы площадью в 5,25 квадратной угловой минуты. В результате было обнаружено несколько тысяч сверх-далеких галактик, часть которых (с красным смещением порядка 6) возникла всего через миллиард лет после Большого взрыва. Стало совершенно ясно, что процесс возникновения звезд и звездных скоплений шел полным ходом, когда Вселенная была в 20 раз моложе своего нынешнего возраста. Дальнейшие наблюдения в рамках проектов HDF-South и Great Observatories Origins Deep Survey только подтвердили эти выводы. А в январе 2011 года астрономы из Нидерландов, США и Швейцарии сообщили о вероятной идентификации галактики с более чем десятикратным красным смещением, возникшей не позднее 480 млн лет после Большого взрыва. Можно надеяться, что уже в нынешнем десятилетии космические и наземные телескопы отловят звездный свет с двадцатикратным красным смещением, который ушел в космос, когда Вселенной было не более 300 млн лет.
Отдельные звезды первого поколения, в отличие от составленных из них галактик, еще не обнаружены. Это и понятно — их излучение достигает Земли в виде очень слабых потоков фотонов, отодвинутых красным смещением в далекую инфракрасную зону. Однако за несколько сотен миллионов лет с момента своего рождения эти светила (их также называют звездами популяции III) так повлияли на состав межгалактического вещества, что эти изменения замечают даже современные телескопы. С другой стороны, теоретики неплохо разбираются в процессах, которые свыше 13 млрд лет назад впервые запустили процесс рождения звезд и звездных скоплений. 
Отдельные звезды первого поколения, в отличие от составленных из них галактик, еще не обнаружены. Это и понятно — их излучение достигает Земли в виде очень слабых потоков фотонов, отодвинутых красным смещением в далекую инфракрасную зону. Однако за несколько сотен миллионов лет с момента своего рождения эти светила (их также называют звездами популяции III) так повлияли на состав межгалактического вещества, что эти изменения замечают даже современные телескопы. С другой стороны, теоретики неплохо разбираются в процессах, которые свыше 13 млрд лет назад впервые запустили процесс рождения звезд и звездных скоплений. 
Астрономам известны совсем новенькие суперсветила. Пальма первенства принадлежит звезде R136a1, открытой в 2010 году. Она отстоит от Земли на какие-то 160 000 световых лет. Сейчас она тянет на 265 солнечных масс, хотя при рождении имела массу в 320 солнечных. R136a1 около миллиона лет, но она выбрасывает вещество в пространство с такой силой, что за это время похудела на 17%! Поскольку первые звезды появлялись на свет с массой того же порядка, можно предположить, что и они так же интенсивно теряли материю. Однако с выводами торопиться не стоит. Генерация звездного ветра происходит при существенном участии элементов тяжелее гелия, которыми первые звезды не располагали, поэтому вопрос остается открытым.
Облака-предшественники.
Звезды образуются из диффузной космической материи, сгустившейся под действием сил гравитации. В общих чертах этот механизм был ясен еще Ньютону, что следует за датированного 1961 годом письма, адресованного филологу Ричарду Бентли. Разумеется, современная наука сильно обогатила ньютоновское объяснение. В начале прошлого века британский астрофизик Джеймс Джинс доказал, что газовое облако коллапсирует лишь в том случае, если его масса превышает определенный предел. Когда газ стягивается к центру облака, возрастает его давление и возникают звуковые волны, распространяющиеся к периферии. Если их скорость меньше скорости гравитационного стягивания газа, облако продолжает коллапсировать, увеличивая плотность вещества в центральной зоне. Поскольку скорость звука пропорциональна квадратному корню температуры, а темп гравитационного сжатия возрастает вместе с массой, газовое облако коллапсирует тем легче, чем оно холоднее и тяжелее. 
Во времена юной Вселенной в возрасте нескольких десятков миллионов лет космический газ состоял из водорода (76% массы) и гелия (24%), образовавшихся через несколько минут после Большого взрыва (плюс совсем немного лития). Его температура не особенно отличалась от температуры реликтового микроволнового излучения, которая к тому времени составляла около 100К. Пространство было заполнено и темной материей, плотность которой тогда была довольно высока (сейчас из-за расширения Вселенной она в десятки раз меньше). Темная материя, как и обычная, служит источником тяготения и потому вносит вклад в полную гравитационную массу газовых облаков. В этих условиях масса Джинса составляет примерно 105 солнечных масс. Это и есть нижний предел полной массы скоплений обычной (барионной) и темной материи, из которых могли родиться первые звезды. Для контраста следует отметить, что звезды нашей Галактики, в том числе и Солнце, появились на свет без всякой помощи темной материи.
Темное начало.
Роль темной материи в запуске процесса звездообразования исключительно важна. Ионизированный водородно-гелиевый газ, заполнявший пространство вплоть до эпохи возникновения нейтральных атомов (около 400 000 лет после Большого взрыва), был настолько «сглажен» взаимодействием с реликтовым электромагнитным излучением, что его плотность всюду была практически одинакова. Если бы еще и темная материя равномерно распределялась по космическому пространству, то локальным газовым сгусткам просто неоткуда было бы взяться, и звездообразование никогда бы не началось. Этому помешали флуктуации квантовых полей, породившие частицы темной материи в первые мгновения после Большого взрыва. Поскольку она не была подвержена нивелирующему действию реликтовой радиации, ее плотность кое-где несколько превышала средние значения. Эти максимумы плотности создавали гравитационные «колодцы», в которых собирались частицы газа. Темная материя не только обеспечивала формирование первичных газовых облаков, но и влияла на их последующий коллапс. Она создавала гравитационные конверты, внутри которых обычный газ закручивался приливными силами и превращался в тонкий вращающийся диск. Так формировались протогалактики, окруженные оболочками (гало) из темной материи. Локальные уплотнения внутри диска давали начало отдельным звездам. 
Но это еще не полная картина. Поскольку уплотняющийся газ нагревается, его давление растет и противодействует дальнейшему коллапсу. Чтобы коллапс не прекратился, газ должен охладиться. Для звезд, формировавшихся в нашей Галактике, в том числе и для Солнца, это не составляло проблемы. В те времена космическая среда уже содержала частицы пыли и отдельные многоэлектронные атомы (скажем, азота, углерода и кислорода). При столкновениях они легко излучали фотоны и теряли энергию, вследствие чего температура газовой среды упала до 10−20 К. У первичных облаков такого выхода не было, и они могли терять температуру лишь за счет излучения атомарного и молекулярного водорода. Но атомарный водород служит эффективным охладителем лишь при нагреве свыше 10 000 К, а первичные облака были много холоднее. Процесс звездообразования спасали двухатомные молекулы водорода, теряющие энергию уже при нескольких сотнях кельвинов. По всей вероятности, они возникли благодаря столкновениям атомов водорода со свободными электронами, которых в космическом пространстве вполне хватало (электроны лишь катализировали эту реакцию и потому сами не расходовались). 
Когда зажглись первые звезды, не знает никто, но некоторые специалисты полагают, что это могло произойти всего через 30 млн лет после Большого взрыва. Не исключено, что в будущем эту дату пересмотрят, однако есть все основания утверждать, что в возрасте 100 млн лет Вселенная уже обладала звездными популяциями.
Звезды-пионеры были законченными эгоистами. Они заливали окружающее пространство жестким ультрафиолетом, легко разрушающим молекулы водорода, и тем самым препятствовали возникновению новых звезд. Однако своим излучением (особенно рентгеном) они постоянно подогревали окружающее пространство. Поэтому космический газ постепенно прогрелся до температур, при которых на холодильную вахту заступил атомарный водород, и процесс звездообразования возобновился. Более того, этот процесс усилился, поскольку атомарный водород при температурах свыше 10 000 К излучает больше энергии, нежели молекулярный. Вторая стадия интенсивного формирования звезд популяции III имела место внутри самых ранних галактик, которые были еще очень мелкими (по современной классификации — карликовыми). 
Эра светил.
Дозвездная вселенная не отличалась сложностью. Ее состояние описывает лишь несколько космологических параметров — в частности плотность различных форм материи и температура реликтового излучения. Новорожденные звезды одновременно исполняли роль мощных источников электромагнитных волн и фабрик химических элементов. Хотя жизненный срок первых светил был недолгим, они качественно изменили космическую среду.
Первые звезды вспыхивали в зоне повышенной плотности газовых частиц, образовавшихся в ходе гравитационного коллапса облаков барионной и темной материи с массой порядка 105−106 солнечных масс. Естественно, существуют разные сценарии звездообразования (их можно обсчитать на суперкомпьютере, хотя и не полностью), но в целом все модели сходятся в том, что в ходе фрагментации первичных облаков внутри гало из темной материи формировались сгустки газа, тянущие на несколько сотен солнечных масс. Эта величина соответствует массе Джинса для температуры около 500 К и плотности газа порядка 10 000 частиц на 1 см³. Поэтому вскоре после формирования газовые сгустки теряли устойчивость и претерпевали гравитационный коллапс. Их температура возрастала весьма умеренно благодаря охлаждающему действию молекулярного водорода. В конечном счете они превращались в аккреционные диски, в которых и родились первые звезды. 
До недавнего времени считали, что коллапсирующий сгусток с подобными параметрами больше не распадается и становится родоначальником единственной звезды. Вычисления, основанные на оценке темпов аккреции газа к центру диска, показывают, что масса таких звезд не могла быть больше 1000 солнечных масс. Это теоретическая верхняя граница, и пока не ясно, действительно ли существовали подобные сверхгиганты. Согласно консервативным оценкам, звезды первого поколения не были тяжелее 300, максимум 500 солнечных масс. Нижний предел массы этих звезд задается тем, что молекулярный водород способен снизить температуру облака только до 200 К, и потому звезда, не дотягивающая до 30 масс Солнца, просто не может родиться. Поскольку первичные облака фрагментировались на множество локальных сгущений, первые звезды, скорее всего, возникали сериями численностью в сотни, тысячи (а то и больше) светил. Конечно, это были еще не галактики (те сформировались позднее), но все-таки вполне внушительные звездные сообщества.
Звезды в сотни солнечных масс отличались яркостью и величиной. Их поверхность была разогрета до 100 000 К (атмосфера нашего Солнца в 17 раз холоднее). Типичный радиус такой звезды составлял 4−6 млн км против 700 000 км у Солнца, а светимость превосходила солнечную в миллионы раз. Их существование было очень коротким, максимум 2−3млн лет, и завершали они его неодинаково. Звезды, которые появлялись на свет с массой в140−260 солнечных, в конце жизни сгорели без остатка в сверхмощных термоядерных взрывах, высвобождая энергию порядка 1053 эрг. Светила большей и меньшей массы коллапсировали в черные дыры. А вот нейтронных звезд они после себя не оставили- это удел светил с начальной массой 12−20 (максимум 30) солнечных масс, время которых тогда еще не пришло. Конечно, все вышесказанное — теоретические сценарии, ведь первые звезды никто никогда не наблюдал. Однако же некоторые из них в момент гибели породили мощнейшие гамма-всплески, почти доступные для современной аппаратуры. В 2009 году был замечен всплеск, датируемый 630 млн лет жизни Вселенной, а регистрация еще более ранних всплесков уже не за горами.
Совсем недавно возникли сомнения в правомерности модели изолированного возникновения первых звезд. В феврале 2011 года астрофизики из ФРГ и США опубликовали в журнале Science результаты компьютерного моделирования динамики аккреционных дисков, положивших начало первым звездам. Анализ показал, что такие диски, скорее всего, распадались на фрагменты, и первые звезды появлялись на свет не поодиночке, а парами, тройками и даже более крупными группами. 
А не случилось ли так, что отдельные звездные эмбрионы под действием тяготения своих соседей вылетали за границы диска еще до того, как набрали огромную массу? В этом случае среди звезд третьей популяции могли оказаться и довольно легкие светила, способные протянуть миллиарды лет и даже дожить до нашего времени. Однако, как объяснил «ПМ» профессор Техасского университета в Остине Фолькер Бромм, пока удалось проследить лишь начальный этап эволюции аккреционного диска на протяжении нескольких сотен лет: «Скорее всего первые звезды, даже появившиеся на свет группой, все-таки дорастали как минимум до нескольких десятков солнечных масс, как и полагали ранее. Так что гипотетическое появление в ту эпоху светил с умеренной массой- всего лишь логическая возможность».
От суперзвезд к гипердырам.
Черные дыры, которые оставили после себя первые звезды, были, во всяком случае, легче их самих и вряд ли имели более сотни солнечных масс. Однако результаты анализа излучения древних квазаров позволяют утверждать, что спустя 800−900 млн лет после Большого взрыва во Вселенной уже имелись черные дыры в миллиард раз тяжелее Солнца. Как могли возникнуть подобные гиганты за столь короткое время? «На первый взгляд в этом нет никакой загадки, — говорит Абрахам Лёб, профессор астрономии Гарвардского университета и автор недавно опубликованной монографии о первых звездах. — Если постоянно щедро снабжать дыру веществом, с течением времени ее масса станет увеличиваться по экспоненте, подобно колонии бактерий в богатой питательной среде. На таком режиме за несколько сотен миллионов лет дыра, начавшая с сотни солнечных масс, спокойно доберется до миллиарда. Однако дело в том, что гипотеза стабильной подпитки черной дыры аккретирующим газом не соответствует действительности. Вычисления показали, что такая аккреция прерывается по целому ряду причин. Так, при слиянии галактик черные дыры образуют двойные системы, излучающие мощные гравитационные волны, которые буквально вымывают газ из окрестного пространства. А в отсутствие непрерывной подпитки экспоненциального роста просто не будет. Однако есть и другая возможность. Результаты этого же компьютерного моделирования показывают, что внутри первых карликовых галактик, которые уж точно существовали спустя 500 млн лет после Большого взрыва, могли сформироваться подлинные звезды-исполины. Молекул водорода в пространстве тогда уже не осталось, а среда из атомарного водорода не могла снизить температуру менее 10 000 К. Однако эти галактики все же имели солидный объем и с помощью темной материи захватывали много больше газа, нежели облака, положившие начало самым первым звездам. В этой ситуации возможен сценарий, в соответствии с которым горячий коллапсирующий газ не распадается на многочисленные.

 

Комментарии запрещены.

Мой электронный адрес

Если кто хочет со мной связаться, или есть какие то предложение, информации. Об пожеланиях, ошибках и.т.д.. Пишите, вот моя электронная почта:
alavka907@gmail.com

Свежие записи
Декабрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  
Архивы

Декабрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31